Гнев и панические атаки

Гузенко Вера 25 сентября

Тема панических атак, невроза и ВСД (вегето-сосудистой дистонии) занимает довольно большую долю моих профессиональных и личных интересов. Я пытаюсь понять эти процессы с позиции нейро-физиологии, психологии личности, психотерапии травмы и когнитивно-поведенческой терапии (КПТ). На эту статью меня вдохновило утверждение коллеги, что паническая атака – это скрытая, невыраженная агрессия. И как только клиенты начинают колотить грушу, все приходит в норму…

Я задумалась. А действительно ли существует такая прямая связь?

Первый момент, который меня смущает в этом утверждении, что агрессию нужно обязательно выразить. Такое мнение сформировалось благодаря «гипотезе катарсиса» Фешбаха (предположение о том, что склонность к агрессии можно снизить с помощью просмотра фильмов или передач со сценами насилия). Ученый пытался доказать (и вроде у него это получалось), что проживая гнев при просмотре такого контента, человек от него освобождается и в будущем будет менее агрессивен. Эта гипотеза, впоследствии, подверглась серьезной критике и была опровергнута. Но она закрепила народную мудрость или метафору «кипящего чайника»: «злишься – выпусти пар», «вылей свой гнев, чтобы стало легче», которая крепко вошла в инструменты коллег-психологов, работающих с агрессией. А в обиход плотно вошло убеждение, что битье груши помогает снять агрессию.

Но не тут-то было!

Эксперименты таких ученых, как Ч. Тернер, Д. Голдсмит, Р. Грин, Р. Уолтерс, М. Браун, Б. Бушмен, Р. Баумейстер и др. начиная с 50-х годов прошлого века доказывают обратное. Если выражать, выплескивать агрессию, она не уменьшается, а наоборот – усиливается.

Этот факт, пожалуй, стоит зафиксировать: если агрессию выплескивать, она усиливается.

В принципе, если следовать утверждению, что панические атаки – это скрытая, не выраженная агрессия, то получается вот такая логическая цепочка: если человек выражает скрытую агрессию, то она будет расти, а значит и панических атак будет больше. Выходит либо моя коллега заблуждается, либо все гораздо интереснее.

Посмотрим на панические атаки с позиции когнитивной теории. Если попробовать отмотать назад, к тому моменту, когда у человека появилась первая паническая атака, то часто это будет связано с переутомлением, длительным стрессом, конфликтной ситуацией, употреблением стимуляторов (кофе, энергетики, алкоголь и прочее), чрезмерными физическими нагрузками. В первый эпизод панической атаки человек может ощутить сильное сердцебиение, отдышку, потоотделение, возможно онемение конечностей. И тут он начнет анализировать, что же с ним происходит? В ситуации дефицита информации мозг начнет подкидывать разные версии и воспоминания. И человек, находящийся в неврозе или с невротическим складом личности сделает довольно мрачные выводы и катастрофизирует обстановку, тем самым усилив тревогу. По сути, причиной панической атаки является ошибочная интерпретация симптомов. А благодаря «ментальной жвачке» и Google можно найти много подтверждений этой интерпретации и даже составить новую, еще более ужасную. Далее, согласно когнитивистам, человек попадает в «порочный круг тревоги» и панические атаки уже повторяются, перерастая из единичного случая в паническое расстройство.

Поэтому паническая атака, на мой взгляд, это не про гнев, это про страх. Но страх вторичный. Когда человек боится и избегает мест, где случилась паническая атака, боится одиночества, смерти близких или тяжелой болезни. Боится самого страха.

Посмотрим на панические атаки с позиции нейрофизиологии и психотерапии травмы.

Природой в нас заложено три основные реакции на ситуацию угрозы жизни – «бей-беги-замри». И эти реакции включаются в ответ на сильный испуг. В кровь выбрасывается адреналин, включается симпатическая нервная система, повышается артериальное давление, начинается гипервентиляция, кровь приливает к мышцам – организм готов бежать или сражаться.

И первая ловушка, в которую загоняет нас мозг, - мы «замираем». Реальной же угрозы нет. А поскольку паническая атака - это, по сути, искаженная интерпретация симптомов, то угроза внутри человека. А от себя не убежишь. Вот и выходит, что весь коктейль гормонов, который выделился для борьбы или бегства, никуда не девается. Он накапливается. И это важный момент. В природе, если животное замерло чтобы выжить, оно умеет разрядить выделившийся «коктейль гормонов». Оно начинает дрожать. Таким образом, организм сбрасывает напряжение и «сжигает» гормоны. Когда процесс завершен, можно радоваться, что остался жив. Ура!

Но это у животных…

Что делает человек, когда начинает дрожать? Правильно, пытается успокоиться, остановить дрожь. Это только укрепляет уверенность в том, что «с ним что-то не так!». Гармоны и напряжение остаются в теле. И чем чаще с человек испытывает панические атаки, тем больше будет концентрация гормонов стресса.

Есть еще один пазл в этой картинке. Вегето-сосудистая дистония. Заболевание, которое собирает к себе все симптомы, которые невозможно объяснить. Поэтому к нему все больше относятся скептически. Мол, «Сколько ни лечи – не вылечишь», «ВСД – такой болезни не существует», «ВДС ставят, когда не могут определить настоящий диагноз» и т.д.

Давайте немного разберемся. Я, конечно не врач. Но во время моего обучения было много времени уделено знаниям по анатомии центральной нервной системы и физиологии высшей нервной деятельности.

Итак, основы.

Наша нервная система делится на центральную и периферическую. В рамках темы нас интересует периферическая часть. Она делится тоже на два «отдела»: соматическая нервная система и вегетативная. Соматическая нервная система регулирует то, что находится под сознательным контролем: координацию, движения, получение внешней информации. А вегетативная – регулирует те процессы, которые человек сознательно не контролирует. Это все процессы, которые происходят в организме на постоянной основе (дыхание, кровообращение, пищеварение, секреция желез и т.д.). Когда вегетативная нервная система работает слажено, наше тело функционирует как часы, все процессы в нем происходят четко и своевременно. А вот разбалансировка может привести к неприятным ощущениям. Начнем с того, что эта система тоже делится на два отдела: симпатическую и парасимпатическую нервную систему. Симпатическая система регулирует процессы в состоянии активности, в том числе в состоянии стресса и опасности. Именно она вызывает все те изменения в состоянии организма, которые возникают при панической атаке и которые мы описали уже выше. А парасимпатическая нервная система регулирует процессы в состоянии покоя, когда мы отдыхаем, восстанавливаемся, переваривает и усваиваем пищу. Когда она активна, мы в благостном и расслабленном состоянии. Мы в безопасности.

И вот, что важно: когда активизируется один отдел, то второй автоматически снижает свою активность.

К чему все это? Да к тому, что при переутомлении и истощении нервной системы, происходит разбалансировка этих отделов. Не буду сейчас описывать более глубокие механизмы на клеточном уровне, но получается, что человек с разбалансированной вегетативной нервной системой, находясь в постоянном стрессе, живет в состоянии постоянной готовности к войне. А значит реакции «бей-беги-замри» всегда наготове и могут сработать в самый неподходящий момент.

И тут мы зафиксируем следующий важный момент: при панической атаке срабатывает фальстарт для симпатической нервной системы, тело активизирует ресурсы для реализации реакции на опасность «бей или беги», но реагирует замиранием.

Следующим пазлом в этой картине является моё понимание значения и взаимодействия разных эмоций. В моем представлении страх больше про замирание, а гнев – про действие. Реакция «замри» - это чистый страх. «Я вижу врага. Он сильнее и быстрее. Замри, чтоб выжить». Но добавим к страху немного гнева и получим реакцию «беги». «Я вижу врага. Он сильнее, но я быстрее. Беги, чтоб выжить!» А гнев в чистом виде – это реакция «бей». И когда включается гнев, то страху уже нет места. Выходит, что совладать со страхом мы можем при помощи гнева.

Вот это и зафиксируем: гнев – это оружие против страха.

И вот долгожданные мои выводы для тех, кто выдержал этот лонгрид.

Почему же битье груши может сработать в работе с паническими атаками?

На мой взгляд, механизм следующий. С помощью этих действий мы включаем активную позицию. Мы включаем гнев и усиливаем его. Он помогает нам побороть страх. Тем самым, разрываем «прочный круг тревоги». А активная деятельность помогает сжечь коктейль стрессовых гормонов. Колотя грушу, мы включаем реакцию «бей». Но нам не обязательно нужна груша, можно и убежать. В смысле, пойти пройтись быстрым шагом или пробежаться. Может не во время самой панической атаки, но сразу после. Ну а в идеале, сделать занятия спортом или посильные физические нагрузки, постоянной частью образа жизни.

Ну что коллеги? Как вам идея? Сможем смоделировать эксперимент, чтоб проверить эту гипотезу?

Теги: страх паническая атака